Енотаевский вестник
ср, 19 июнь
11:42
Енотаевка
+29 °С, ясно

В Енотаевском районе отметили День уголовного розыска

7 октября 2022, 12:00ОбществоФото: Pixabay

Начальник отделения уголовного розыска Енотаевского района старший лейтенант полиции рассказал о службе в уголовном розыске

- Александр Владимирович, на сегодняшний день уголовный розыск Енотаевского района это...?

- Я и три 3 оперуполномоченных. Имеется две вакансии – старшего оперуполномоченного и оперуполномоченного.

-  Что именно входит в круг ваших задач?

- Мы занимаемся оперативно-разыскной деятельностью, как говорится, «работаем на земле» - собираем, ищем, добываем информацию и факты, выслеживаем, задерживаем. То есть, принимаем непосредственное участие в расследовании уголовного дела и делаем всё возможное, чтобы помочь следователю или дознавателю в раскрытии преступления. Помимо этого, ведём большую работу по борьбе с экстремизмом и терроризмом, а также работу по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Ведём розыск лиц, скрывшихся от следствия и суда, без вести пропавших граждан, устанавливаем личности неопознанных трупов. Кроме того, мы работаем с секретными документами, разглашать сведения о которых не имеем права.

- Сколько лет вы и ваши коллеги служат в уголовном розыске?

- У меня стаж 6 лет. До этого я работал в других организациях, но потом судьба привела сюда, в розыск, сначала стажёром, потом был переведен оперуполномоченным. У моих ребят послужной список поменьше – от 1 года до трех лет.

- Сработались?

- Однозначно, да! Мы здесь собрались, так сказать - идейные борцы, объединённые одной задачей –предупредить, выявить и пресечь преступления против личности граждан и их имущества. В своё время у меня был очень хороший наставник, профессионал с большой буквы, которого я очень уважаю и у которого я многому научился. Теперь уже я учу своих сотрудников. И первое, на что я их нацелил, – в нашей работе без доверия и взаимовыручки делать нечего. И они это усвоили. Ещё одно условие – работоспособность. У нас нет четкого графика, да и никогда не было. Если есть зацепка – мы можем несколько дней, без перерыва, по ней работать. Понятно, что в такие моменты не идет речи о горячем обеде или отдыхе. Бывает, что за целый день чашку кофе нет времени и возможности выпить. Если появилась информация, что предполагаемый преступник был замечен за пределами района или региона, быстро собираемся и едем в командировку. И не важно, сколько это займет времени – день или несколько дней, нам нужен результат.

- Как часто случаются такие командировки?

- От 2 до 8 в год.

- А если, будучи в другом городе, вам понадобится помощь местных сотрудников, вам её окажут?

- Обязательно – это закон оперативного братства. Даже несмотря на полнейшую занятость, коллеги помогут всем необходимым. Также и мы помогаем, если к нам обращаются опера из других городов. Это даже не подлежит обсуждению.

- Выходит, что нагрузка на уголовный розыск в разы выше других подразделений? 

- Да, значительно выше. Мы получаем, и сами добываем огромный объем информации, который нужно правильно использовать. Это постоянная концентрация внимания, а любая мельчайшая деталь может оказаться ключевой. Поэтому от наших действий зависит раскрытие преступлений. Также ведём работу по недопущению межнациональных конфликтов, террористических актов. Иначе говоря, мы напрямую отвечаем за спокойствие граждан в нашем районе и улучшение криминогенной обстановки в разных её проявлениях.

- Профессиональная деятельность накладывает свой отпечаток на ваш с коллегами характер? Ведь в вашей работе негатива больше, чем позитива. Душа, как говорится, с годами не черствеет?

- Нет. Появляется профессиональный иммунитет - какие-то неприятные моменты заставляешь себя забыть. Это нужно для того, чтобы сохранить ясность ума. Люди, которые умышленно совершили преступление, вызывают отвращение и жалость, я думаю – это нормально. Когда разговариваешь с потерпевшим, который в слезах рассказывает про случившуюся с ним беду, ты проникаешься его горем, ему действительно хочется помочь. Кстати, профессионализм оперативного работника заключается не только в слежке и добыче улик. Нам много приходится общаться с людьми, и мы должны быть еще и хорошими «бытовыми» психологами.

- Но ведь и радостные моменты тоже есть?

- Конечно! Радость и удовлетворение приносят результаты качественно выполненной работы. До сих пор помню дедушку, который на пенсию купил мотор и лодку из ПВХ. Украли. Мы нашли и похищенное вернули. Эти глаза и эмоции забыть невозможно. Еще случай: нашли и вернули женщине украденные у нее вещи – память о маме. И тоже – слёзы радости. К примеру, недавний случай – кража ювелирных украшений из Свято-Троицкого кафедрального собора. Для меня вернуть в храм украденное стало делом чести. До последнего не верил, что это кощунство совершили местные жители. Нашли, вернули. Никогда не забуду слова благодарности отца Сергия. Таких случаев очень много. Именно такие моменты придают силы, уверенности в себе. Понимаешь, что ты на своём месте, тебе это нравится, ты делаешь нужное дело – ведь «Преступник должен сидеть в тюрьме».