Енотаевский вестник
чт, 25 апр.
18:36
Енотаевка
+24 °С, ясно

Школьники из Енотаевской школы собирают материал о героях войны

21 февраля 2022, 11:53Здравоохранение
Фото: Фото из архива Л. Корчагиной Фото из архива Л. Корчагиной

В преддверии Дня защитника Отечества ребята встретились с родственниками участницы Великой Отечественной войны

Ребята из школы села Енотаевка встретились с Людмилой Корчагиной,  дочерью  санитарного инструктора Марии Емельяновны Корчагиной. Людмила Алексеевна рассказала о жизни своей мамы.

Нелёгкими были годы детства Марии Емельяновны Корчагиной. Девятилетней девчушкой, тогда ещё Маша Лунина, осталась без родителей. Жила у родственников, а когда у старшей сестры Анны образовалась своя семья, переехала к ней на ст. Острожки, что под Воронежем. Работала в круглосуточных яслях, ночью дежурила, а днём занималась на двухгодичных курсах медсестёр. После окончания курсов хотела продолжить работу в яслях, но уже медсестрой. В июне заканчивала курсы, но это был июнь 1941 года…

«Весть о войне принёс в дом сосед», - вспоминает Мария Емельяновна. «Война началась, напал на нас Гитлер. Все равно скоро разобьём», - сказал он. Но это «скоро» на долгие 4 года закрутило 19-летнюю Машу в военную круговерть. На следующий день пришла на работу. Тревога уже охватила всех. В первую же неделю начались налёты вражеской авиации. Детей то и дело приходилось укрывать в подвальном помещении. Так прошло тревожное лето и начало осени 1941г., а в ноябре, перед праздником революции пришла повестка явиться в военкомат. Эвакогоспиталь № 1096 формировался в Воронеже. Сюда и была направлена медсестра Лунина.

На станции Арчеда Сталинградской области, куда был переброшен госпиталь, в 1942 г. приняла она воинскую присягу. В памяти Марии Емельяновны первые вражеские налёты, бомбёжки и артобстрелы. В смятении метались эвакуированные женщины и дети, беспомощные раненые. Налеты немцев возобновлялись при наибольшем скоплении людей и подвижного состава. И снова огонь, дым, взрывы и пожарища, крики детей над убитыми матерями, кровь и разорванные взрывами людские тела. Весь этот кошмар с полным сознанием происходящего перенесла тогда ещё молодая медицинская сестра. Ужас переполнял душу. Уже позже это чувство стало притупляться, уступая место состраданию больным, нуждающимся в твоей

помощи, и ненависти к врагам. В августе 1942 г. госпитальный обоз направлен на станцию Дубовка Сталинградской области, где участились вражеские налёты. Известно, что где бои, там и кровь, и страдания раненых, где же ещё быть медикам, как не здесь, чтобы оказать первую помощь раненым и подготовить их к отправке в тыл. Отсюда их по Волге отправляли на пароходе в Камышин. В разгар Сталинградской битвы и до её победного завершения госпиталь стоял в селе Николаевка под Камышиным. Здесь Марии Емельяновне присвоили звание сержанта. На карте страны становилось всё больше и больше горячих точек, и госпиталь, в котором проходила службу сержант Лунина, направляется на Орловско-Курскую дугу. Персонал госпиталя разделён на несколько бригад, в каждой из которых медработник с врачом хирургом. Здесь уже Маша работает в операционной. Состояние больных не всегда позволяло переправить их в тыл, поэтому в полевых условиях приходилось и оперировать, и переливать кровь, если её успевали доставить самолётом, а если не успевали, то каждый медработник сдавал свою, чтобы поставить как можно быстрее раненых на ноги, облегчить страдания. Поток их, надо сказать, не уменьшался. Побили врага на Курской дуге и госпиталь снова на колёса. Минуя города и селения, обосновался в районе Василевичей близ Гомеля. Пустыми глазницами окон, обгоревшими печными трубами встретила их многострадальная, искореженная бомбами и снарядами белорусская земля. Среди обгоревших головёшек после пожарищ женщины с детьми и стариками в землянках и погребах прятались от врага и осеннего ненастья. Каждая победа советских войск под Сталинградом, на Орловско-Курской дуге были для медиков и раненых, как и всего советского народа, праздником, вселяла надежду на победный исход войны. Всё больше теснили врага советские воины и вместе с действующими войсками продвигался госпиталь, а с ним и медицинская сестра Маша Лунина. Сейчас трудно поверить, что на соломенной подстилке, на плащпалатке переливали кровь. «И что интересно, -  вспоминает Мария Емельяновна, - не было ни заражений, ни осложнений, видно организм каждого закалился, а может в какой-то степени огрубел от трудностей, испытаний и лишений». Лёгкая паутинка - примета «бабьего лета», то здесь, то там пролетала меж ветвей пожелтевшей листвы белорусских лесов, но для лирики совсем не оставалось времени, боевые части звали за собой, вперёд, на Запад. Когда прибыли под Гданьск, немцы из Польши были практически выбиты. Госпиталь располагался в больнице одного из частных врачевателей. Просторные палаты, удобные операционные - всё это способствовало скорейшему выздоровлению раненых, отправке их на Родину. Здесь же, под Гданьском, для Марии и её подруг война окончилась. Здесь встретили и известие о долгожданной Победе. Перед рассветом 9 мая 1945 года смешались слёзы радости и горечи потерь. Перед самым окончанием войны попал в госпиталь молодой статный балтийский моряк Алексей Корчагин, получив в бою пулевое ранение в лёгкое. Но здоровый организм выдюжил, быстро пошёл на поправку, а воевать уже больше не пришлось. Прослужив в госпитале до 1951 года, вернулась на Родину и медицинская сестра Лунина. Всё это время поддерживали с Алексеем связь, и в том же году семья Корчагиных обосновалась в Енотаевке. Здесь прошли 40 лет совместной жизни, вырастили и воспитали двух дочерей, на радость матери младшая стала врачом. Теперь Людмила Алексеевна работает врачом-дерматологом в районной поликлинике.